УШЕДШИЕ (№86 Январь – Февраль 1970 г.)


Памяти шефа джигитов есаула С. В. Панасенко. — Недавно промелькнула заметка в «НРСлове», что в Германии умер есаул Кубанского Войска Савва Васильевич Панасенко, один из основоположников джигитовки заграницей. Их было пять офицеров кубанцев в малых чинах — Панасенко, Рябчун, Проценко, Сопильняк, Галай и донской казак-калмык Саран Дамбович Ремелев. Джигитовать они начали в Болгарии. В начале 1925 г. приехали в Париж, имея только седла и черкески. Денег нет, связей никаких.
Панасенко с 1907 г. рядовым казаком служил в 1-ом Уманском полку в Карсе, когда генерал Шкуро был там молодым хорунжим, и он обратился к нему с просьбой помочь «организовать джигитовку». Они нашли миллионера-банкира, некого Саказана, сирийца родом, с широкой душой и «заинтересовали его в большом коммерческом деле по джигитовке». Им был выдан денежный аванс и полетели телеграммы от Шкуро во все города Франции, где были казаки всех Войск, с призывом — «Наездникам прибыть в Париж». Всем были посланы деньги на дорогу. Получил их и я для своей группы в Виши, с которой приехал в Париж.
Началось формирование группы джигитов, духового оркестра, хора песенников. Куплены лошади, заказаны седла, всем пошиты по два комплекта белых, синих, красных черкесок, под цвет российского национального флага. У всех — белые папахи. Репетиции — на стадионе Буффало, под Парижем, в Монруже. Стадион — на 20 тысяч мест. Джигитами руководил Панасенко со своими пятью, названной «шестерка». Они главные, на привиллегированном положении в строю, и на баснословном месячном жалованьи, почти «министерском», как тогда говорили. Все артисты получают все от дирекции — обмундирование, довольствие, комнаты в гостиницах. Месячное жалованье по качеству работы, почти двойное против того, что они зарабатывали на заводах. Открылась жизнь веселая и, даже, разгульная. В оркестре и в духовом хоре почти все офицеры Добровольческих частей, но в джигитах — только казаки. Вот и первое выступление в первых числах мая 1925 года.
Духовой оркестр в 60 человек будоражит души зрителей бравурными русскими военными маршами. Сотрясая землю щеголеватою военною маршировкою и наполняя воинственными песнями широкое воздушное пространство над стадионом — за ними идет величественный хор песенников в сто человек. Своею хищною кавказскою скользящею походкою, лаская глаз врожденной внешней красотою и элегантностью черкесок — два десятка танцоров лезгинки кавказских горцев, затянутых ремнями в талии, подтянутых, суровых видом. Но главное: в белых косматых папахах, словно демоны на гарцующих конях, молча шли «они», на которых был построен «главный гвоздь» всего казачьего представления — джигиты. Их шесть десятков шли следом в общем, гипнотизирующем — своею импозантною — кавказскою красотою казачьем параде… А впереди всего этого казачьего ансамбля, верхом на лошади, сам генерал Шкуро, обвеянный боевыми легендами.
Таков был «первый вызов» от казаков избалованной парижской публике перед началом выступления и потом — каждый день и по два раза по праздникам. Само-же представление было буквально сказкой «из тысячи и одной ночи», что пережил каждый казак в своей станице иль в полку своем. Там тогда все сливалось нераздельно, и ширь души, и мощь великая, и лихость безудержная, и дикий гик над несущимся во весь опор конем, и песня славная казачья, щемящая, зовущая, бушующая и наконец — феерический казачий танец, не знающий удержа в своем розмахе и кавказская лезгинка в своей дикой красоте… Встряхнули казаки тогда Париж! От Атамана Платова 1814 года на Елисейских полях и до этих майских дней 1925 года, не видывал он столь образно представлявшихся ему казаков, доподлинных во всей их силе, если оно, казачество, находится под дисциплиной…
Через месяц вся труппа стала выступать в самом Париже, на Марсовом Поле. Мало было Парижа широкой душе Саказана. Прельщала валюта Англии. Мне передано 40 казаков и 25 лошадей совершить турне по Франции, а вся группа была переброшена в Англию. Расчет оказался неверный. Громоздкая организация не выдержала расходов и Саказан вернул ее в Париж и распустил. Моя группа работала до осени под контролем его администрации и так-же прекратила работу.
Но слава о казачьем выступлении докатилась и до богатой Америки. Прибыли в Париж представители артистических агентств и в 1926 году туда выехали две самостоятельные группы джигитов, хора и танцоров около 150-ти казаков. Образовались и мелкие группы, которые в течении многих лет разъезжали по всей Европе. Выступали небольшие группы джигитов и в европейских цирках, где очень интересно было работать бесперебойно на жалованье. Сам Панасенко имел свою группу, работая по городам «на прямой» и потом в цирках. Две небольшие группы джигитов, работая в цирке, побывали на всем юго-востоке Азии, начиная с Индии, Бурма, Малайский полуостров, острова Ява и Суматра, королевства Сиам и Камбодж. Посетили весь Индокитай, работали в Хонг-Конге, в Шанхае, на Филиппинских островах и в далекой Австралии. Многие восточные страны повидали доселе неводомых им казаков на коне, о которых знало только по книгам только грамотное население. Всего не опишешь.
И первый толчек всему этому дал отличный наездник и джигит, добрый по натуре, веселый и с казачьим Черноморским юмором, есаул Савва Васильевич Панасенко, казак станицы Уманской Кубанского Войска. Это он, вместе со Шкуро, вызвал казаков на джигитовку, на показ казачьего наездничества заграницей. В этом заключается красочная ценность работы джигитов на коне и фактическое выявление казачьего молодечества перед всем миром, как природной конницы. С. В. Панасенко прожил шумно, бурно, порою с неприятностями, как многие артисты, но и весело. Своею интересною душою, он останется незабываем в сердцах джигитов, в чем нисколько не сомневаюсь. Пусть успокоится его мятежная душа в покоях праведных. Ему от роду было, думаю, лет 85.
Полковник Ф. Елисеев
† 3 декабря 1969 г,, в возрасте 76 лет в г. Клевеланде, в США, умер подъесаул Никандр Николаевич Каледин, ст. Усть-Хоперской В. В. Д. Проводить H. Н. в последний путь пришли в большом количестве казаки из Клевеланда, Трентона и Проведенса.
Жизненный путь H. Н. не был устлан розами. Быстро прошла в учении ранняя молодость, потом мобилизация, служба в родном нам 3-ем Ермака Тимофеевича полку и командировка в Чугуевское Военное Училище. Накануне производства арест всех юнкеров отрядом красных матросов и отправка в Москву. Но не по пути казаку Москва. Темной ночью выпрыгнул H. Н. из вагона бегущего поезда в сугроб снега, в чистом поле и был таков. В догонку из поезда раздалось несколько выстрелов и он исчез в темноте. С разными приключениями к праздникам P. X. добрался H. Н. до родной станицы, а с весны 1918 г. снова на коне: станица восстала на борьбу за Казачий Присуд. Потом Новочеркасское Военное Училище, через пару месяцев производство в хорунжие и назначение в постоянную Донскую армию. Ранение и назначение по выздоровлении в 13-й полк — полк Усть-Медведицкого округа. Тяжелая боевая страда, отступление, Крым, Таврия (в Назаровском полку), Турция, Лемнос, Греция, Болгария — все это этапы жизни H. Н., полные тяжелого труда и лишений. Гостеприимная Чехо-Словакия, казалось, навсегда приютила казака-эмигранта. Обзавелся семьей, работал шофером такси. Но и Прага не оказалась постоянным местом жительства. При приближении сов. войск в 1945 г. H. Н. с семьей уходит в очередную эмиграцию сначала в Германию, потом в США.
H. Н. был казак душой и телом и всегда стоял на страже всего казачьего. До конца своей жизни был преданным и жертвенным членом КНОД. Во время 2-ой Мировой войны был ответственным редактором газеты «Казачий Вестник», выходившей в Праге.
После покойного остались две замужние дочери и девять внуков.
Да будет легка тебе, дорогой брат, земля свободной Америки. Ф. Быков
† 20 ноября 1969 г. в г. Марселе умер вахмистр М. А. Щепкин, 86 лет, ст. Казанской В. В. Д.
† 16 сент. 1969 г. во Франции умер под. Д. Е. Гляненко, 81 года, ст. Ново-Щербиновской Куб. В.
† 19 сент. 1969 г. в Фривуд-Экср (США) скончался хор. Е. М. Кулиш, 82 лет, ст. Роговской Куб. В.
† 4 окт. 1969 г. в старческом доме Союза Инвалидов в Монтморенси (Франция) скончался полковник Куб. Каз. Войска H. Н. Ануфриев.
† 23 сент. 1969 г. в Аргентине скончался есаул Е. С. Прокопов, казак Терск. Войска.
† 5 окт. 1969 г. в Мюнхене (Германия) после тяжкой болезни скончался доктор Е. И. Гаврилов, 64 лет, ст. Зотовской В. В. Д.
† 8 сент. 1969 г. в Филадельфии (США) умер П. М. Андриаш, 72 лет, ст. Старокорсунской Куб. В.
† 17 сент. в доме для престарелых в Ганьи (Франция) умер Ф. И. Есаулец, 70 лет, ст. Безскорбной К. К. В.
† 19 сент. 1969 г. в Фривуд Экрайрсе (США) умер хор. Е. М. Кулиш, 82 лет, ст. Роговской К. К. В.
† 10 окт. 1969 г. в Патерсоне (США) умер сот. М. Т. Буглак, 66 лет, ст. Роговской К. К. В.
† В начале октября 1969 г. в Италии скончался священник Бокачь, казак К. К. В.
† В декабре 1969 г. во Франции скончался хор. Атаманского Училища А. А. Губкин ст. Орловской В. В. Д.
† 15 декабря в Париже скончался есаул Б. П. Попов, В. В. Д. о чем с прискорбием сообщают Объединения Партизан-Степняков, Л. Гв. Казачьего полка и Георгиевских кавалеров.
† 21 дек. 1969 г. в доме для престарелых в Кормей ан Паризис (Фрация) скончался председатель Объединения Л. Гв. Казачьего Е. В. полка генерал-майор В. И. Фарафонов. Похороны состоялись 28 декабря на русском кладбище в С. Женевьев.

 

© Родимый Край


Оцените статью!
1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов! (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading ... Loading ...




Читайте также: